?

Log in

No account? Create an account
notice

kirakin


Человек моего поколения


Previous Entry Share Next Entry
Милостыня для троих
notice
kirakin
Однажды на автомойке провинциального городка встретились трое. Инженер среднего звена Иванов на четырёхлетней «Королле», юрист Разумный на новом джипе «Прадо» и не старый ещё священник, отец Владимир, на стареньком «Икстрейле».
Инженер возвращался домой из двухнедельного отпуска. Юрист мотался на слушание какого-то дела в окружную столицу. Батюшка развозил Рождественские подарки от церкви по ближайшим к Городку приходам. Все они были в благодушном настроении, удовлетворенные благополучно завершенными делами.
Машины были загнаны на помывочные места, а трое путешественников разместились на пошарпанных диванчиках в комнате ожидания. Инженер рассеяно держал в руках несколько купюр, полученных на сдачу, и нерешительно посматривал на священника. Потом, собравшись с духом, протянул их Батюшке.
- Возьмите… Для тех, кто нуждается.
- Спаси, Господи, - с доброй улыбкой ответил отец Владимир и убрал деньги в карман куртки, накинутой поверх церковных одеяний.
«Не попросить ли благословения?» – мелькнула мысль в голове Иванова. Потом он как-то смутился – мол, сразу нужно обращаться, а сейчас как-то уже неудобно, - и промолчал. На журнальном столике валялись замусоленные журналы, какие всегда можно найти на автомойке. Иванов было рассеяно взял один из них, как вдруг уловил на себе пристальный взгляд юриста. Иванову показалось, что на лице того была какая-то презрительно-ироничная улыбка.
Юрист перевёл взор на священнослужителя и задал вопрос:
- А, скажите, отче, вот если я тоже помочь хочу. Но не в фонд, не в Церковь, а адресно. Семье какой-нибудь многодетной. Вы мне подскажете кого-нибудь?
Батюшка несколько секунд посмотрел на спросившего и ответил:
- Подскажу. Вот есть у нас женщина. Одинокая. Четверо детей. – священник сделал паузу, - все от разных отцов. Живёт в комнате, которую ей социальный фонд временно предоставил. Продукты у неё есть, но можно подгузниками и детскими вещами помочь.
- Пьет? – быстро спросил юрист. – А ювеналы куда смотрят?
- Пока у нас в центре – не пьет. Ювеналы… мы же не про них сейчас говорим? Вот ещё другая семья. Пятеро детей. У женщины первый муж погиб. Второй пьяный был, зарезал кого-то, сейчас в тюрьме. Жильё есть, правда запущенное изрядно. Набрали кредитов когда-то, потом кредиты, чтобы погашать кредиты… А потом вот так получилось, так что без доходов остались. Она сама не работает, с детьми сидит. А пособия на выплаты кредитов идут…
Вот ещё семья, не молодые уже. Шесть детей, старшему сыну восемнадцать. У мужа руки – золотые! В квартире сам ремонт сделал, мебель резная – сам делал. Но – наследие 90-х - периодически на иглу садится – и всё ценное из дома выносит… Старший в техникуме учится, ему бы помочь работу подыскать…
Батюшка ещё раз пристально посмотрел в лицо юриста и, прочитав на нем что-то, добавил:
- Или, можете прийти снег почистить на детской площадке возле Храма нашего.
- Хорошо, приду в субботу утром, - сухо ответил Разумный.
– Вы курите? – сказал он секундой спустя, обращаясь к инженеру Иванову, - Выйдем?
***
Мужчины вышли во двор автомойки.
- Не могу я помогать этим, - сказал юрист, - Не могу. Не те это люди. Алкошня. Продуктами и вещами ей помогают. Так бы она сама это покупала, а сейчас на сэкономленные деньги водку купит. Зэки. Придурки кредитные. Почему я чужой идиотизм спонсировать должен? Наркоманы, опять-таки. Не бывает «бывших» наркоманов. Не бывает!
                Помогать им – значит поощрять. Плодить нищету эту. А они будут сидеть, ни хрена не делать, и ждать подачек. Работать, видите ли, баба не может! С детьми сидит! Кого воспитает она, если сама дура? Многодетным семьям квоты в садиках. Отвела детей – иди хотя бы подъезды мой, зарабатывай! Если даже шить может – ну, подарю я ей машинку. Так через месяц нарк её на дозу обменяет.
                Церкви деньги давать? Кирюхе Гундяю на новый мерседес и часы за миллион? Себестоимость свечки – 30 копеек. Они её за 10 рублей продают. Иконки все эти, «посильные жертвования» за церковные услуги по прейскуранту. ОАО «РПЦ», блин!
                Я с фондом одним благотворительным работаю давно… Нормально им так денег даю. Детям больным помогают. ДЦП, там, лейкозы… За что детям такое? И ведь из нормальных семей все. Родителям за что?
- А у вас дети есть? – спросил инженер Иванов.
- Нет. Сначала карьеру делал. Я ведь из простой семьи, сам всего добился… А теперь -не получаются дети. Кучу обследований прошли – всё в порядке, и у меня, и у жены. А никак… И от этого ещё обиднее! Ведь я могу себя позволить! И троих могу, и четверых! И прокормлю, и одену, и выучу! Но нет детей. У меня – нет, а у этих… – есть! Разве это справедливо? – в голосе юриста промелькнула неподдельная горечь…
- «Прадик» готов! – раздался голос мойщика.
Юрист щелчком отбросил в сторону окурок. Избегая смотреть в глаза, протянул руку инженеру Иванову, крепко пожал её и стремительным шагом направился к своему авто. По пути посмотрел на батюшку и попрощался с ним кивком головы. После чего сел за руль и выехал за ворота.
***
- А ведь, Батюшка, он в чем-то прав? – спросил инженер Иванов отца Владимира, вкратце передав смысл состоявшегося разговора, упустив, впрочем, негативные высказывания о церкви.
- Бог рассудит, - ответил священник. – У каждого своя дорога к Богу. И все люди добры. Вот только гордыни бояться нужно, гордыня глаза застилает.
- Вы поэтому ему именно об этих семьях рассказали?
- Конечно. Ведь мысли материальны. И, возможно, на его милостыню алкоголик бутылку купил бы, а наркоман – дозу… Поэтому Бог и не позволяет ему таким людям деньги давать… Ведь милостыня от сердца должна быть, без умысла на то, что «на том свете зачтётся»…
- Ниссан и Тойота – готовы! – заглянул в комнату ожидания мойщик.
- Батюшка, благословите – попросил инженер Иванов.
- Бог благословит, - ответил, осеняя крестным знамением, отец Владимир.